Тайна лодочной станции

 

 

 

– Ну что, Кость, теперь твой черед, - Мишка произнес слова таким тоном, каким обычно говорят в фильмах ужасов. В его глазах играют отблески костра, а тень падает на лицо точно рваная маска.

Катя, ойкнув, прижалась к Сереже, бросив, что пугать ее так плохая затея.

– Да мы и не пугаем, - улыбнулся Мишка,- ты ж сама предложила страшные истории у костра рассказывать.

– Ну, да,- согласилась Катя, - просто сегодня уже поздно…

– Так Костя расскажет и все, баиньки,- пытался уговорить ее Мишка.

– Ладно, она короткая, - попытался утешить девочку Костя. – Мне батя рассказывал. А вы сами думайте – правда, это или нет.

В детстве мы часто ходили с отцом на рыбалку, в поход, пока они с мамой не развелись. Воспоминания об этих вечерах согревали.

Случилось это два года назад, когда мне было лет четырнадцать. Батя приехал в лагерь. Забрал меня под «честное пионерское» на ночь. Расположились мы у озера: на другом берегу какие-то строения, то ли заброшенная турбаза, то ли – дачный поселок. Об этом месте и будет история.

Разожгли костер, как начало солнце садиться. Запах дыма и жареных сосисок – незабываемые воспоминания.

Пап, а что раньше было там? – спросил я, показывая на мрачные силуэты за озером.

– Лодочная станция, Кость. Раньше людей катали, рыбаки лодки брали, так как на озере хороший клев. Рядом еще пионерский лагерь, поэтому место пользовалось популярностью. Сторож тут был, Никитой звали. Глухой, но умел читать по губам, так как оглох в юности. К счастью умел говорить, и от него я и узнал эту историю. Случилось так, что неспокойно стало по ночам, и Никита начал жаловаться начальству. О странных вещах рассказал директору турбазы, где эта лодочная станция находилась, а тот, посмеявшись, махал рукой, не стал слушать его.

– А что произошло, Лох-несское чудовище появилось в озере?

– Не совсем, сынок, - батя покачал головой,- сторож глухим был, но мерещились ему крики по ночам, хотя, он понимал, это невозможно при его-то недуге. Он просыпался, выходил с фонариком, освещая окрестности. Рассказывал, когда не приезжали отдыхающие, около трех ночи, начинали происходить непонятные вещи.

Трогает будто кто его за руку, он глаза открывает, а никого нет. Сначала подумал, что приснилось, потом, когда все повторялось каждую ночь, страшно ему стало, до жути. И не верит никто, что обидно. Так вот, после того, как он просыпался от прикосновения, то слышал душераздирающий крик. Кричала девочка.

Сторож осторожно выходил из каморки, обходил окрестности, освещая фонарем, но никого не находил. Потом, ему стало казаться, что кто-то следит за ним, и он не один в кромешной темноте. Страх стал его спутником, и каждую ночь Никита просыпался от крика девочки, искал ее между домиками лодочной станции, но не находил.Бедняга ничего не мог поделать. При всем том он был человеком непьющим, поэтому свалить все на белую горячкуне мог.

Был у него сменщик Митрофан, так он ни на что не жаловался. Посмеялся над рассказом Никиты, да и другого от него ожидать было сложно. «Мутный он тип», - говорил Никита.

– Никому не рассказывай об этом,- смеялся Митрофан. - А то за дурачка примут.

Он покрутил пальцем у виска и, насвистывая, направился на обход территории. Больше Никита не заговаривал об этом ни с кем, зная, Митрофан может оказаться прав, а прозвище дурачок носить не хотелось.

 

 

 

Через несколько дней Никита узнал – в ближайшем поселке пропала девочка. Поехала с матерью в лагерь, где у нее отдыхал брат, в восьмом отряде, где самые маленькие. Пока мама разговаривала с воспитательницей, девочка исчезла. Сначала никто не кинулся ее искать. Никто и подумать не мог, что с ребенком может случиться нечто плохое на территории лагеря. Мать собралась уезжать, а дочка так и не появилась. Тогда все и забеспокоились. Всем лагерем, говорят, искали, но не нашли. Мать, понятное дело, в слезы, вызвали милицию, то ли дело, ребенок пропал средь бела дня. Начали опрашивать работников, детей. Ничего.

Сторож стал подумывать, что неспроста что-то поднимает его среди ночи и гонит на поиски.

Он не верил в мистические вещи, да и время тогда было не то, что сейчас. Расскажи он в милиции о своих видениях и ночных обходах лодочной станции, его уволили бы, в лучшем случае, и то сочли бы сумасшедшим. Прошел месяц, другой, лето закончилось, лагерь опустел, но рыбаки еще приезжали. То студенты соберутся, лодку взять прокатиться в хорошую погоду, то как-то приехал первый секретарь со своими людьми – в бане попариться, порыбачить. А как народу поубавилось, закончились спокойные ночи сторожа.

Девочка приходила ровно в три ночи, трясла за руку, плакала, кричала, если он не хотел подниматься. Сторож решил уволиться, надоело ему все это, но судьба пропавшей волновала, и он даже днем осматривал все закоулки, думая, что найдет ребенка.

Потом в поселок приехал молодой следователь, опрашивал всех, в том числе и Никиту. Не выдержал тот и выложил ему все как есть. Говорит, что никогда подобного не случалось и, возможно, тело девочки на лодочной станции где-то спрятано. А ее дух просит о помощи его, Никиту.

 

 

 

– Когда я на станции один, и больше не души этот крик не дает покоя. А если учесть, что я напрочь лишен слуха, меня данное обстоятельство не просто пугает. В последнее время, чувствую, стал кто-то следить за мной. Вы уж простите, я человек не пьющий, и выдумывать, смысла нет, но что же делать? Ребенок пропал, после этого все и началось.

– Я верю вам,- неожиданно ответил следователь,- хотя показания призрака к делу не пришьешь, нужны факты. Однако попытаюсь воспользоваться информацией,- он задумался и предложил остаться на ночь, - а вдруг я тоже что-нибудь услышу.

Никита удивился, не верилось, что в присутствии следователя его видения повторятся.

Но наступила ночь, сторож не сразу уснул, хотя следователь тихо посапывал, сжимая в руке книжку. Или делал вид? Как только Никита закрыл глаза, сон навалился, придавливая к дивану, и, как только холодная детская рука схватила за предплечье, на лбу выступил липкий пот. Он не стал открывать глаза, мысленно спросив, что делать дальше. Только у кого он спрашивал?

В каморке появился кто-то еще. Никита чувствовал это. Существо приблизилось, дыша в лицо, пахло землей и разложением. Сторож хотел открыть глаза, но был уверен, если сделает это, видение исчезнет.

– Как найти тебя? - тихо спросил он,- это не может больше продолжаться…

– Ты не найдешь меня. Но я покажу… - Услышал он голос похожий на шелест листвы, тихий, рассыпающийся в золу, как тела, сгорающие в огне. Дыхание темноты прикоснулось к лицу, и он перенесся в другое место. Как? Было непонятно.

Перед глазами поляна, залитая солнечным светом, и девочка, которая, смеясь, бежит к мужчине. Солнце светит незнакомцу в спину, поэтому и лица не видно. В одной руке у незнакомца ключи с брелоком, которые он крутит на указательном пальце. Он протягивает игрушку, похожую на плюшевого медведя и манит к себе девочку. Потом Никита видит подобие помех на экране, и его переносит в другое место.

Оно не такое приятное, как первое. Стены, залиты кровью, человеческие останки, скальпы, сложенные на старом деревянном столе и детские игрушки в углу, покрытые грязью.

 

 

 

Тошнота подкатила к горлу, Никита зажмурился, но никак не мог вернуться в настоящее, в свое настоящее, где мирно спал, пока холодная рука призрака не прикоснулась к нему.

Он не видел лица человека мучающего ребенка, тот стоял спиной к девочке, связывая ее, бормоча что-то. Когда же он потянулся к столу, на котором лежали скальпы и открыл ящик, что-то пронеслось в мозгу сторожа. Он почти, узнал этого человека, но что-то мешало вспомнить его имя. Убийца вытащил нож, похожий на скальпель, щипцы, отошел от связанной девочки, насвистывая под нос. Никита ничего не мог сделать, он был всего лишь гостем в чужих воспоминаниях.

Оставалось зажмуриться. Тяжело и больно смотреть на случившееся, тем более, когда не в твоей власти что-то изменить.

Ужасный крик вырвал Никиту из объятий кошмара, сторож вскочил в кровати, все еще видя глаза жертвы, наполненные слезами и осознанием, что никто не придет на помощь. Этот свист, эта веселая песенка и то, как изверг делает надрез на коже поверх лба жертвы, долго преследовали парня.

После случившегося, Никита потерял дар речи, не мог произнести ни слова. Следователь проснулся от крика девочки, но не увидел никого похожего рядом. Убийцу так и не нашли, но люди поговаривали, это сделал Митрофан. Его жена занималась изготовлением кукол, у которых волосы, как у настоящих детей, а восковые лица и глаза казались настолько реальными. Куклы стоили очень дорого. Не знаю, где жена брала материал для изготовления этих созданий. А после произошедшей истории, следователь пытался провести повторное расследование. Через неделю поисков в одном из лодочных гаражей, нашли детские игрушки выпачканные кровью, плохо замытые следы говорили, здесь погиб не один ребенок. Никита пытался объяснить, что подозревает своего прежнего сменщика, но улик против Митрофана не нашлось.

Спустя некоторое время Никита снова мог говорить, но воспоминания о видениях казались бредом сумасшедшего и никто кроме того следователя не поверил ему. Все стало историей без фактов. Люди перестали ездить на лодочную станцию, ходили слухи о том, что призраки детей просят найти убийцу, но до сих пор так никто и не раскрыл дело об этом маньяке.

Через несколько лет лагерь тоже закрыли из-за отсутствия финансирования, но говорят, дело было в другом. Родители, услышав эту историю, отказывались отправлять детей в лагерь, ведь серийный убийца так и не был пойман. Еще разговоры о призраках не давали покоя, персонал стал увольняться, говоря, что дыма без огня не бывает.

Никита рассказал еще одно, что когда уволился с лодочной станции, уехал в город. Там кошмары не мучили, и он пытался забыть эту жуткую историю, забрал семью и решил начать все заново. Однажды искал подарок для дочери и, зайдя в магазин игрушек, обратил внимания на полку, где сидели куклы с человеческими лицами, это были самые ценные игрушки и стоили больших денег. Одна из кукол ему напомнила ту самую девочку, и ужас сковал сердце так, словно рука смерти сжала его. Дыхание перехватило и потемнело в глазах. Он покачнулся, облокотившись на стену.

– Вам нехорошо? – спросила продавец.

– Все в порядке,- пробормотал он, присаживаясь на стул.

В дверь вошел мужчина, о чем-то заговорил с продавцом. Никита не видел его лица, но голос показался знакомым, как и руки. Это были руки убийцы! Но он не узнавал его, это был не Митрофан точно.

Больше он мне ничего не сказал, только то, что души детей ищут своего мучителя. Я спрашивал, почему его так и не поймали, почему Никита не рассказал следователю, что видел убийцу. Но он ничего не ответил, притворившись, что не понимает, о чем я говорю.

– Так что этого маньяка так и не поймали? – спросил я отца.

– Наверное, нет,- пожал плечами папа.

– И что это вся история?

– Ну, да,- грустно вздохнул отец,- на этой стороне озера спокойнее, поэтому, мы и приехали сюда, а там, где лодочная станция сейчас никто не останавливается. Правда, не правда, но от греха подальше люди перестали туда ездить.

Костя помолчал немного и добавил:

– А мы остановились как раз в том месте, где расхаживал убийца.

– Да, ладно, - усмехнулся Мишка,- до Карасёвки рукой подать, и что-то я не слышал об этом.

– Так говорю, история давняя, еще в восьмидесятых всё случилось.

– А как же папка, твой, с этим сторожем встретился? – спросил Сережа прищурившись.

– Так это он вернулся на лодочную станцию видите вон огонек? Когда его жена с дочкой погибли в автокатастрофе, он приехал снова сюда.

Все обернулись в сторону, куда указал Костя, только Мишка все еще недоверчиво качал головой. Силуэты домиков, словно надгробья, казалось, наблюдают за компанией ребят. Тусклый свет фонаря вынырнул из мрака, Катька чуть не вскрикнула, закрыв рот рукой.

– Видите, - прошептал Костя,- сторож Никита до сих пор обходит окрестности лодочной станции. Говорят, он до сих пор ищет убийцу. Дети пропадали каждые двенадцать лет, в год Дракона, а сейчас как раз тот год, когда снова могут начаться убийства.

– Мальчики, ну хватит, сдаюсь, у Кости самая страш…

Внезапный шорох заставил всех вздрогнуть. Катя обернулась первой, увидев мужчину, выходившего из зарослей. Он крутил на пальце брелок от ключей и что-то насвистывал под нос.

Костя почувствовал, как футболка прилипла к спине. В отблесках костра он увидел, мужчину, пусть и в возрасте, но крепко сложенного, который медленно приближался. Темный спортивный костюм делал его почти невидимым в ночи. А улыбка на лице казалась похожей на волчий оскал.

– Что испугались? – сказал он, обнажая ровные белые зубы. – Вижу не местные?

– Да из лагеря мы … - соврал Мишка. Костя пихнул его в бок, давая понять, что пора сматываться.

Незнакомец вытащил из-за пазухи плюшевого медведя. Катя давно хотела такого, ее подружка из Сочи привезла такого белого олимпийского мишку.

– Возьми, девочка,- он протянул игрушку.

Внезапно позади мужчины моргнул свет, точно кто-то бежал сюда. Ребята кинулись врассыпную, воспользовавшись короткой заминкой. До лагеря ведь рукой подать и это гораздо ближе поселка.

Ребята неслись, что есть силы, в страхе не подумав, что в такой ситуации лучше держаться вместе.

– Где Катька?! – крикнул Сережа, когда оказался последним у ограды лагеря.

– Она же была с тобой!!!- Костя рванул обратно, Мишка и Сережа, переглянувшись, побежали следом.

 

 

 

Звали ее, искали почти, что до самого утра. Она словно растворилась в воздухе. В поселок приехала полиция, заброшенные лодочная станция и пионерский лагерь были прочесаны с особой тщательностью. Катю нашли еле живой. Она обнимала белого олимпийского мишку, а там, где раньше были волосы, виднелись кости черепа, покрытые запекшейся кровью. Удивительно, как она оказалась жива и не погибла от болевого шока. Когда ее вынесли на носилках, девочка заметила фигуру мужчины между деревьями, он помахал ей рукой, до ушей донеслась веселая песенка, которую он насвистывал себе под нос. Никто не слышал этого, никто не видел его, даже бывший сторож Никита, поселившийся в старой каморке, чуть не спугнувший маньяка. Но он не успел, монстр оказался проворнее – догнал девочку в лесу и, заткнув рот платком, смоченным хлороформом, потащил в свое логово.

Катя оказалась единственной, кому удалось выжить, и сторож знал, таинственный убийца не остановится. Но это уже совсем другая история.

 

Источник ➝

ПРАВДА ЖИЗНИ

Моя матушка, мой золотой человек, пошла в медицину по призванию. И честно отработала все 40 лет в неонатологии Московской больницы, спасая малышей. Детей она любит до сих пор. Тяжелые сутки, седые волосы уже в 25, потраченные нервы, не отбили ей эту любовь и желание помогать малюткам. Грустно, что иногда она говорит, что хороших врачей очень мало, что медсестры знают больше и проявляют чуткость сродни родным матерям.
Дальше прошу особо чувствительных и восприимчивых не читать. Поножовщины не будет, будет жестокая реальность.


Все истории правда, без украс и утайки.

1. Редко в отделение поступают мамы с малышами, обычно, детей привозят одних. Но, когда рождается двойня, с недобром веса, то там без мамы в палате никак.
Смена. В боксе двое хороших таких паренька из ларца - одинаковых с лица, просто не хватает немного грамм на одного, и совершено убитая горем женщина. Подходит Медсестра, гладит по голове, ведь послеродовой период бывает очень тяжёлым, и успокаивает. Дескать, богатырями будут, не реви, пометишь кто где зеленкой на лбу и готово. Шутка конечно, но многих радует. Однако женщина, захлёбываясь слезами, говорит, что у неё есть уже четыре сына. И отец семейства едва уговорил попробовать в пятую попытку зачать дочь. Пол не узнавали принципиально, надеялись на девочку одну из двоих... В общем, заявил ей детский знаток, что дети всегда счастье, защищать тебя будут, а где и шесть, там и седьмой до кучи быть может.

Но больше эта женщина рожать не стала. Волейбольную команду собирать тоже.

2. Послеродовой психоз и депрессия действительно серьёзные вещи, которые требуют вмешательства и лечения. Одну маму, у которой в анамнезе были слабые нервы и ранимая психика, после родов отослали в психическую больницу. Она кричала, что она обезьяна и хотела выкинуть ребёнка в окно, на дерево. Потому что там ему самое место.

Ее лечили долго, малыша забрал муж.

3. Половина четвёртого утра. В одно из отделений реанимации звонок в дверь по пропускам. Открывает дежурная медсестра. Стоит охранник больницы, а в руках наполовину синий ребёнок, завёрнутый в его куртку.
- Вот, по плачу на помойке нашёл. рядом с постом... он ещё дышит.

Выходили пацана, сейчас ему почти 10 лет. Из детского дома даже в семью хорошую попал. А кто подкинул так и не узнали, женщина на камере была завёрнута в платок.

4. Поступает в отделение абсолютно здоровый ребёнок. Медсестры в вопросах: как так-то? Оказалось, что роженица в реанимации с осложнением, надо вот малыша на передержку, да и 100 грамм до нормы не добрал. Да не вопрос, не жалко памперсов и смеси, лишь бы здоровым был. Но проходит день, другой, неделя, две. Про малыша молчание. Как оказалось, не стали сестёр даже ставить в известность. Мать скончалась, родителей у неё нет, отец ребёнка - гражданский муж, сожитель, по закону забирать малыша не имеет права. И потому едет малыш в дом малютки.

Вроде как отец ребёнка до сих пор судится, пытается доказать, что ребёнок был запланированным и желанным, а не сделанным на скорую руку в подворотне. Пока малыш в доме малюток.

5. Это было хорошее летнее утро. Медсестра спешила на пересменку, но недалеко от больницы увидела машину: в открытую дверь заднего сидения стояла молодая девушка лет 17 и громко кричала «давай!». Ситуация более чем странная, а в 6 утра и подавно. С коллегой, врачом неврологом, что попался по пути с остановки, решили подойти ближе. Пришли в шок.
На заднем сидении рожает 16 летняя девчонка. Роженицу сразу в больницу, успели, помогли. Здоровый мальчик. Отказник. Как оказалось, живет эта девушка тут с бабушкой, родители в другом городе, только вот со своим парнем молодым не усмотрели. Скрывала как могла, в роддом идти боялась, так как нет 18 и родным сообщат. От бабушки скрывалась по подругам, колледж толком не посещала. Ребёнка собиралась сразу в эту детскую больницу и отдать, подкинуть. Врачи сказали, что успели впритык. Но все же бабушке пришлось сообщить.

Проходит неделя. Конечно мамы молодой уже давно нет, малыша готовят в дом малютки. А тут вдруг бабушка приходит. Оформляет опекунство и забирает себе на воспитание. Мальчику уже 13 лет.

6. Поступила женщина в отделение с ребёнком, у которого диагностировали синдром Дауна. Муж закатил истерику, сказал, чтоб отказывалась, иначе не пустит на порог. Родственников нет. Как отдать ребёнка? Та плачет навзрыд, что молоко вот-вот покажет фигу, сёстры ее перевели в палату к другой мамочке, с таким же ребёнком. Только та не плачет, та красиво одевает малыша, говорит как его любит, поёт колыбельные и не нарадуется на своё счастье. Героиня истории, насмотревшись на неё, ребёнка решает оставить.

Медсестры все скинулись ей на нужные вещи и лекарства, так как муж ее лишил денег и бросил. Сейчас у неё все хорошо, растит своего малыша как обычного. Ему уже три года.

7. Все дети очень чувствуют свою маму, а когда ее нет - ощущают это вдвойне. Отказные малыши, которые груднички постарше, научились укачивать себя сами. Неловкое и немного неправильное, но всё же объятия самих себя за ручки и звук «аааа-а, аааа-а» такой протяжный, как баюканье. Зрелище до слёз. Хочется всех забрать к себе и подарить ласку.

Работа эта тяжёлая, сложная, я несколько раз за жизнь видела свою мать бледнее мела: чуть не умер, попал в реанимацию, стало хуже. Она из тех, кто бежал по лестнице на 2 этажа вверх с младенцем на руках, по пути вдыхая в его ротик воздух. Она из тех, кто переживал за малыша и до сих пор помнит каждого, кто прошёл через её смену дольше недели. Она из тех, кого осталось не так много, кто любит бесконечно даже чужих детей.
Сейчас уже пенсия, заслуженный отдых, внучку любит до невозможности. Я ей доверяю больше, чем педиатрам в поликлинике, потому что у неё огромный опыт работы и знания, которых у многих молодых сейчас нет.
Но, увы, в ее глазах я такая же очередная молодая мамочка, которая тоже может задавать глупые вопросы и бесить медика своим незнанием, ну как и все. Статус дочери не спасает, так что по шапке прилетает регулярно

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх