Люди из параллельных Вселенных

В прошлые века были случаи, когда люди заявляли, что приехали из стран и городов, которые не существуют на Земле, и говорили на неизвестных языках. Кто они? Путешественники из параллельных Вселенных?

Люди из параллельных Вселенных

 

В 1850 г. в маленьком немецком городке, расположенном недалеко от Франкфурта, появился странный человек по имени Джофар Ворин.

Эта история описана в книге Джона Тимбса «Книга года о фактах в науке и искусстве» (1852 г.). Тимбс писал:

«В конце 1850 г. в маленьком городке в районе Лебас, рядом с Франфуртом-на-Одере, появился странный человек.

Никто не знал, откуда он. Он говорил по-немецки с акцентом и внешне выглядел как европеец. Его допросил бургомистр Франкфурта.

Чужестранец сказал, что его зовут Джофар Ворин, он приехал из страны Лаксария, расположенной на континенте Сакрия. Он не понимает ни один европейский язык, кроме немецкого, но пишет и читает на лаксарийском и абрамианском языках».

 

«Абрамианский язык, по его словам, это письменный язык духовенства в Лаксарии, а на лаксарийском говорят простые люди. Он сказал, что его религия по форме и доктрине такая же, как христианство. Лаксария расположена в сотнях километрах от Европы и отделена от неё океаном.

Он прибыл в Европу в поисках пропавшего брата. По дороге он потерпел кораблекрушение, но не мог показать свой маршрут на карте или глобусе. По его словам, на Земле существует пять континентов: Сакрия, Афлар, Аслар, Ауслар и Ефлар.

Учёные мужи из Франфурта-на-Одере изучили слова незнакомца и поверили ему. Потом Джофара Ворина отправили в Берлин. В прусской столице он стал предметом слухов и научных обсуждений».

Этот и ещё два похожих случая упомянуты в книге «Направление возможностей» Колина Вилсона и Джеймса Гранта (1981 г.).

«В 1905 г. в Париже арестовали молодого человека, говорившего на неизвестном языке. Он сумел объяснить, что он гражданин Лисбии, не путать с Лиссабоном, ― пишут Вилсон и Грант. ― А в 1954 г. на таможне в Японии задержали человека с паспортом, выданном в стране Тауред». Но такой страны нет на Земле!

В видео, приведённом ниже, говорится, что японские таможенники, сбитые с толку, отвели странного человека в комнату для допросов. В ходе допроса выяснилось, что человек свободно говорил по-французски, по-испански … и даже по-японски. При нём были водительские права страны Тауред.

Таможенники попросили его указать на карте, где находится его страна. Он сначала указал на область Андорры, маленькой страны, расположенный между Францией и Испанией, но затем быстро понял, что его страны нет на карте!

Жуткая тишина установилась в комнате, мужчина и таможенники смотрели друг на друга в полном недоумении. Человек сказал, что никогда не слышал об Андорре, а его страна Тауред существует более 1000 лет.

Кроме того, в паспорте этого человека были таможенные штампы за пять лет, он приезжал в Токио много раз и не возникало никаких проблем. Не зная, что делать, мужчину поместили в номере на верхнем этаже соседнего отеля и заперли. Два вооружённых охранника стояли за дверью всю ночь.

На следующее утро таможенники прибыли в гостиничный номер и обнаружили, что человек исчез так же таинственно, как и прибыл. Все дальнейшие расследования по данному делу ничего не дали.

В всех упоминаниях в Интернете о «человеке из Тауреда» ссылаются на книгу Вилсона. Вилсон ― известный писатель. Он работал в художественном жанре (его самый знаменитый роман «Аутсайдеры» (1956 г.)) и писал исследовательские работы, посвящённые парапсихологии и оккультизму.

В его некрологе, опубликованном в Telegraph в 2013 г., говорится: «Его часто критиковали за постоянные обобщения и привычку цитировать по памяти без ссылки на источники».

«Большая часть критики исходит из недопонимания, ― говорил Вилсон. ― Я давно смирился с главной проблемой моих работ ― они охватывают слишком широкие темы. Даже симпатизирующие читатели не видят леса за деревьями».

Описание этих случаев слишком неполное, чтобы доказать возможность путешествия между параллельными мирами, но они питают воображение.

 

Источник ➝

Ведьма (3 глава)

Александрий II сидел в большом тронном зале. Он принимал послов из чужеземного царства, которые просили мира, не в силах сдерживать варваров на окраине страны. Они также были христианами, и царь сочувствовал им. Вера была сильна в нём, он крайне радушно относился к любым несчастным, что шли по пути послушания господу.
   Внимательно слушая послов, он жестом предложил сесть рядом. Отец Кристоф поклонился и послушно расположился возле трона. Настроение у короля было превосходное, хотя он серьёзно и внимательно слушал послов, давая им понять, что крайне встревожен их проблемами.

Высокий, широкоплечий, король был подобен древним воинам, мощь которых одним видом повергала врага в бегство. Но теперь войн в царстве не было, и эта мощь спокойно покоилась на троне, лишь периодически упражняясь в бое на мечах.
   После того как послы ушли, отец Кристоф сразу же приступил к своему повествованию. Медленно и методично он обрисовал всю ситуацию, особенно детально остановившись на ситуации в лесу. Король выслушал внимательно, не перебивая, мрачнея все больше и больше. Когда же отец Кристоф закончил, он поднял руку и подозвал своего начальника стражи. Стало понятно, что как только принц въедет во дворец, его сразу же поведут к королю. А затем он обратился к отцу Кристофу.
   – Мне жаль, что так получилось, святой отец. Я уверен, что это недоразумение или непонимание исчезнет, когда Карл окажется здесь. Молодости необходимо давать возможность высказаться, только в этом случае её можно правильно направить.
   – Вы, как всегда, правы, мой король, я постараюсь именно так сообщить его Святейшеству Папе, когда завтра отправлю своего помощника в Рим с донесением о частичном успехе.
   Король поморщился. На его пожилом, но всё еще очень живом лице прошла глубокая морщина. Он не любил, когда о проблемах его семьи становилось известно за пределами его королевства.
   – Что ж, воля Ваша, святой отец. В любом случае, я считаю, что сначала необходимо услышать Карла, его взгляд на ситуацию.
   – Как Вам угодно, Ваша милость, – отец Кристоф низко поклонился. Ниже, чем обычно. И король это заметил.
   Выйдя из тронного зала, отец Кристоф подошёл к разноцветному окну, из которого так часто открывался чудесный вид на огромные поля, где когда-то верующие христиане усердно работали, не разгибая спины, давая урожай и хлеб королевству. Святой Варфоломей тогда лично следил за порядком на королевских землях, даря всходы и радость. Естественно, до тех пор, пока ведьма своим колдовством не испортила всю эту идиллию. Сейчас там не было ничего, кроме застигнутой засухой земли, на которой ничего не росло.
   И как посланник Святой Церкви и лично Папы, именно он был ответственен за исправление этой картины. Чтобы прекрасный цвет спелой пшеницы снова воцарился на этих землях, дав покой и радость этому государству.
   – Святой отец! – раздался сзади знакомый голос. Кристоф улыбнулся. Этот юноша вызывал у него самые положительные эмоции. Молодой, умный, храбрый и открытый, он олицетворял собой будущее лицо церкви, освобожденной от нежелательной войны с еретиками и должной лишь нести просвещение и покой. Высокий, стройный, с карими глазами, Иннокентий был крайне воспитанным, почитающим старших отцов и готовым в любой момент отдать всё, даже жизнь во благо истинной веры.
   – Да, сын мой, – обернулся Кристоф. – Слушаю тебя.
   – Я слышал, Вы так и не поймали эту ведьму, и что за неё подло вступился юный король.
   – Разве я сказал об этом сам? С каких пор ты подбираешь чужие разговоры и сплетни? – нахмурился Кристоф. – Неужели служителям церкви свойственно так низко пасть?
   – Простите, святой отец, – потупил глаза ученик. – Гнев затуманил мой рассудок. Я лишь опасаюсь, что она полностью овладеет принцем и тогда у нас возникнет большая преграда. Ведь защита принца – это совсем не то, с чем мы привыкли иметь дело.
   – Пойдем, я не хочу говорить об этом здесь, но я понимаю, что ты хочешь сказать, – снисходительно ответил святой отец. – Ты переживаешь из-за того, что я оставил их в лесу, что я не взял ведьму там, оставив её на попечении этих молодых людей. Эх, юность, как же вы горячи.
   Кристоф взял под руку своего ученика. Он искренне любил его. И считал, что именно тот станет его преемником. Ибо силы и знания, вложенные в Иннокентия, были столь велики, что кто ещё, как не он, должен будет возглавить их многовековую войну с еретиками. К тому же, как бы прискорбно это ни звучало, но, помимо всего, был и личный мотив, ведь всю семью этого послушника уничтожили неверующие варвары, чей язычный бог позволил убить его отца и братьев, а затем изнасиловать его мать и разрезать на куски его младшую сестру, окропив его лицо её кровью. Смех, улюлюканье, невежественные пляски дикарей – вот та картина, которую он запомнил, будучи в плену.
   Ученик, послушно шедший рядом, нервно теребил деревянные четки, висевшие на нитке с крестом. Молодой, он был полон энергии и неистово хотел её проявить. И это было похвально, потому что чистые незамутнённые идеи обязаны стоять у истоков их веры. Но не сейчас, в данном случае куда важнее терпение.
   – Терпение, терпение, сын мой. Только благодаря этой добродетели мы одержим верх в нашей священной войне. Пусть они думают, что одержали победу, пусть радуются тому, что склонились на сторону зла. Это временно, как только король обдумает всё происшедшее, он встанет на нашу сторону. К тому же, роль церкви в этом королевстве куда больше принята именно отцом, нежели сыном, так как первый правит куда больше лет. Зеленый отпрыск этого древнего рода – ещё дерзкое дитя, необученное манерам поведения.
   – Святой отец, учитель, зачем Вы так милостивы к нему, неужели тот, кто поддался на чары ведьмы, должен быть обязательно исправлен? Истинный верующий никогда не усомнится в Вашей правоте и уж тем более не станет защищать ведьму. Извините за прямоту, но, мне кажется, он не достоин того, чтобы править, к тому же, у короля есть старший сын, который и должен унаследовать престол.
   – Должен, не означает, что получит. На всё воля короля, а он склонен к родительской любви. И куда больше, чем на это имеет право государь. Нам надо быть терпеливей и осторожней. Именно поэтому твой отъезд отменяется.
   – Но святой отец… Кто же тогда поедет вместо меня? У нас не так много людей, кто может донести Вашу волю.
   – Я знаю, хорошо еще, что все, что ты должен передать на словах, не столь велико в значении, чтобы можно было отправляться в путь немедленно. Сейчас ты мне нужнее здесь. Из-за этих осложнений мне очень понадобится твоя помощь.
   Они вышли во внутренний сад дворца, оканчивающийся высоким обрывом. Воздух здесь был необычайно свеж, хотя немного и тянуло мхом, плесенью и прекрасно сохранившейся древностью, идущей от старых, граненых плит, казалось бы, вечно находившихся тут. Отец Кристоф подошёл к краю парка, где в тишине, нарушаемой лишь пением птиц, уже не раз беседовал со своим учеником.
   Стоявший рядом Иннокентий молчал. Он заметил, что всё внимание святого отца направлено на созерцание природы и не мешал, понимая, что священник вот-вот составит план действий. Но святой отец вовсе не думал о плане, он смотрел на дорогу, ведущую к замку, по которой ехало несколько всадников в парадных одеждах. И среди которых была женщина в изодранном ярко-красном платье, поверх которого был накинут мужской плащ.
   
   * * *
   Святого отца трясло внутри. Он видел ведьму, видел её грацию и как уверенно она едет в мужском седле. Богохульство, эретизм, высшая степень надругательства над религией – вот, что она воплощала собой, ступая на эту освещенную церковью землю. Как нагло, как самопровозглашено она въезжала в королевские ворота.
   – Вам плохо, учитель? – обеспокоенно обратился к нему брат Иннокентий.
   Но он его не слышал. Всё его нутро горело огнём, всё его существо, вся суть его подверглась ужасному испытанию. Святой Отец устало отошел от края и опустился на скамью. «Терпение, терпение» – без устали повторял он себе. – «Только терпение поможет справиться с этой адовой напастью». О, Боже, но как же тяжело ощущать проникновение в этот храм такого паскудства, как больно видеть, что королевские дети сами ведут свою погибель в отцовский дом. Больно, тяжело, но надо. Ибо только так он сможет справиться с этим врагом. Немного отдышавшись, он положил руку на плечо своего ученика.
   – Всё хорошо, не беспокойся, небольшая мигрень. Она иногда мучает меня, – соврал он.
Автор Заврин Д

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх