Черный инопланетный шар во Вьетнаме и советские инженеры

Эта история была опубликована в журнале "НЛО" в  2004 году и с тех пор больше нигде не появлялась, так что это вполне может быть просто выдумкой ее автора - некоего Соломона Нафферта. Однако история тем ни менее очень любопытная.

Летом 1968 года в северовьетнамской провинции Лаптхать близ деревни Доннян работала группа советских специалистов, изучавших возможность строительства гидроэлектростанции на территории братской страны. Стратегических целей и крупных поселении поблизости не было, и потому американские самолеты появлялись в небе достаточно редко, о чем никто не жалел.

В ночь с 12 на 13 августа гидрологов разбудил низкий, тяжелый гул, шедший с небес. Решив, что это "летающая крепость" -  стратегический американский бомбардировщик "В-52", люди выбежали из палаток и увидели, как по черному, затянутому тучами небу плывет странный объект Более всего он напоминал граненый алмаз, испускающий зеленовато-голубой свет.

Ромбовидный НЛО, иллюстративное изображение

Спустя несколько мгновений к объекту откуда-то с земли устремилась огненная комета. После того, как она вошла в контакт с объектом, ярчайшая вспышка ослепила всех, а следом мощная ударная волна повалила гидрологов наземь, сорвала палатки и разметала оборудование.

Серьезных повреждений, к счастью, никто не получил, но взрыв (если это был взрыв) произвел впечатление колоссальное. Подумали даже, что был использован ядерный заряд малой мощности. В течение нескольких часов ни радиостанция, ни "Спидола" не принимали ничего, кроме треска статических помех.

 

Утром инженерам удалось связаться с центральной базой и сообщить о происшествии. Там обещали передать информацию в соответствующие инстанции. Восстановив в лагере порядок, люди пошли в деревню Доннян, что находилась в пяти километрах от лагеря. Странно, но там никаких разрушений не было, а жители считали, что ночью рядом случилась гроза, и только.

Спустя два дня в полукилометре от лагеря обнаружили ушедший в землю до половины черный шар диаметром около трех метров. Поверхность шара была совершенно черной, падавший на нее свет не отражался от поверхности. К тому же шар не отбрасывал тени: лучи низкого вечернего солнца огибали странный объект, падая на высокую траву за ним!

На ощупь находка казалась прохладной и немного скользкой, словно облитая мыльной водой. Нож лучшей уральской стали не смог оставить на черной поверхности даже самой маленькой царапины.

Специалисты снова связались с центральной базой и подробно рассказали о находке. Довольно быстро получили ответ: отставив все дела, организовать скрытую охрану вокруг объекта и ждать, когда за ним приедет специальная группа. Особо предупредили, чтобы к шару или ближе чем на двадцать метров никто не подходил и чтобы никто в коем случае не пытался его вскрыть, повредить и вообще касаться.

Распоряжение, разумеется, неукоснительно выполнили: вся группа (пять человек) расположилась за двадцать метров от шара. Ожидая, гадали, что бы это могло быть? Новейшая военная разработка? Спускаемый космический аппарат? Советский? Американский? Или какой-нибудь третьей стороны?

Наступившая ночь сделала охрану объекта бессмысленным - в темноте шар разглядеть было невозможно, но приказ есть приказ. Собравшись в одном месте у низенького, почти незаметного костра, они стали отдыхать.

Гостей не ждали: после захода солнца деревенские жители не покидали домов, а посторонних, праздношатающихся по джунглям в социалистическом Вьетнаме быть просто не могло.

Невидимый и бесшумный шар тем не менее давал о себе знать. Все постоянно оглядывались, смотрели во тьму и не могли отделаться от чувства, что за ними наблюдает нечто чужое и недоброе. Подобное часто бывает ночью в лесу, будь то российская дубрава, сибирская тайга или вьетнамские джунгли: настороженный организм подает сигналы тревоги безотчетно, вне связи с реальной опасностью. Так, по крайней мере, убеждали себя гидрологи.

Один из специалистов, Борис Иванов, позже записал в своем дневнике:

 

"Пламя костра освещало крохотный круг, погружая все остальное во тьму кромешную, непроглядную. Огонь был нужен - не ради тепла, конечно. Во вьетнамских джунглях водится всякое зверье, а огонь хоть и не является совершенной защитой, однако отпугивает большинство из них.

Карабины лежали рядом, у всякого свой - как людям мирным автоматы нам не полагались, да и ни к чему - в цель охотничью карабин стреляет куда точнее. Пять взрослых, видавших виды мужиков, исходивших и тундру, и тайгу, каждый вооружен, казалось бы, чего бояться?

Но мы боялись. К тому же из-за находки пропадало время: неизвестно было, когда придет специальный отряд. План изысканий, и без того напряженный, ставился под угрозу, а выполнить его было необходимо до начала сезона дождей.

Когда Вячеслав Г. поднялся и пошел в заросли, мы внимания не обратили, думали, причина тому самая прозаическая. Когда он не вернулся через пять минут, начали нарочито шутить, через десять окликнули в голос, но Вячеслав не возвращался.

Освещая местность электрическими фонарями, мы прошли два десятка шагов вслед Вячеславу, в направлении шара, но ничего не нашли. Углубляться же в заросли не решились, объясняя это бессмысленностью поисков всей гурьбой.

Разделяться же по одному было просто неразумно: если во тьме существовала опасность, то подобное разделение могло cтоить жизни нам всем. К тому же оставалась надежда, что у Вячеслава просто не вовремя проснулась страсть к розыгрышам. Из нас пятерых он был самым молодым и неугомонным.

Мы вернулись к костру, подбросили дров, сырые, они горели скверно, дым выгонял слезы. Или не дым? Спустя час Петр К. молча поднялся и пошел в заросли точно так же, как до него шел Вячеслав. Двигался он неловко, покачиваясь, будто в полусне. Мы окликнули его, но тихо, вполголоса, нас вдруг охватила безотчетная тревога, появилась нерешительность.

Петр не вернулся. На этот раз мы не искали пропавшего, а просто сидели и ждали. Всеми овладело чувство обреченности. Еще через два часа к шару пошел Владимир М. Было видно, что он сопротивляется изо всех сил, но его влекло что-то, чему он противостоять не мог.

Мы остались вдвоем с Сергеем Т., оцепеневшие от нарастающего ужаса Мы не пытались уйти, найти путь к спасению, все мыс ли были - кто следующий? Глядя на то, как вдруг исказилось лицо Сергея, я понял: нечто выбрало его. Он встал, как безвольная марионетка, и на негнущихся ногах поплелся во тьму.

Оцепенение на минуту от пустило меня. Не настолько, чтобы я мог бежать, но достало сил взять карабин. Я выстрелил себе в ногу и от боли потерял сознание. Возможно, это меня и спасло. Спецотряд прибыл утром. Меня нашли у погасшего костра, потерявшего много крови, но живого. Шар исчез. С ним исчезли и мои товарищи".

Борис Иванов был уверен, что их группа натолкнулась на зонд пришельцев, возможно, сбитый силами ПВО Вьетнама. Вероятно, зонд сумел самовосстановиться и покинуть пределы Земли. Стали гидрологи объектом его эксперимента, коллекционирования или просто пришельцы были голодны? Об этом Борис Иванов предпочитает не думать.

 

Источник ➝

ПРАВДА ЖИЗНИ

Моя матушка, мой золотой человек, пошла в медицину по призванию. И честно отработала все 40 лет в неонатологии Московской больницы, спасая малышей. Детей она любит до сих пор. Тяжелые сутки, седые волосы уже в 25, потраченные нервы, не отбили ей эту любовь и желание помогать малюткам. Грустно, что иногда она говорит, что хороших врачей очень мало, что медсестры знают больше и проявляют чуткость сродни родным матерям.
Дальше прошу особо чувствительных и восприимчивых не читать. Поножовщины не будет, будет жестокая реальность.


Все истории правда, без украс и утайки.

1. Редко в отделение поступают мамы с малышами, обычно, детей привозят одних. Но, когда рождается двойня, с недобром веса, то там без мамы в палате никак.
Смена. В боксе двое хороших таких паренька из ларца - одинаковых с лица, просто не хватает немного грамм на одного, и совершено убитая горем женщина. Подходит Медсестра, гладит по голове, ведь послеродовой период бывает очень тяжёлым, и успокаивает. Дескать, богатырями будут, не реви, пометишь кто где зеленкой на лбу и готово. Шутка конечно, но многих радует. Однако женщина, захлёбываясь слезами, говорит, что у неё есть уже четыре сына. И отец семейства едва уговорил попробовать в пятую попытку зачать дочь. Пол не узнавали принципиально, надеялись на девочку одну из двоих... В общем, заявил ей детский знаток, что дети всегда счастье, защищать тебя будут, а где и шесть, там и седьмой до кучи быть может.

Но больше эта женщина рожать не стала. Волейбольную команду собирать тоже.

2. Послеродовой психоз и депрессия действительно серьёзные вещи, которые требуют вмешательства и лечения. Одну маму, у которой в анамнезе были слабые нервы и ранимая психика, после родов отослали в психическую больницу. Она кричала, что она обезьяна и хотела выкинуть ребёнка в окно, на дерево. Потому что там ему самое место.

Ее лечили долго, малыша забрал муж.

3. Половина четвёртого утра. В одно из отделений реанимации звонок в дверь по пропускам. Открывает дежурная медсестра. Стоит охранник больницы, а в руках наполовину синий ребёнок, завёрнутый в его куртку.
- Вот, по плачу на помойке нашёл. рядом с постом... он ещё дышит.

Выходили пацана, сейчас ему почти 10 лет. Из детского дома даже в семью хорошую попал. А кто подкинул так и не узнали, женщина на камере была завёрнута в платок.

4. Поступает в отделение абсолютно здоровый ребёнок. Медсестры в вопросах: как так-то? Оказалось, что роженица в реанимации с осложнением, надо вот малыша на передержку, да и 100 грамм до нормы не добрал. Да не вопрос, не жалко памперсов и смеси, лишь бы здоровым был. Но проходит день, другой, неделя, две. Про малыша молчание. Как оказалось, не стали сестёр даже ставить в известность. Мать скончалась, родителей у неё нет, отец ребёнка - гражданский муж, сожитель, по закону забирать малыша не имеет права. И потому едет малыш в дом малютки.

Вроде как отец ребёнка до сих пор судится, пытается доказать, что ребёнок был запланированным и желанным, а не сделанным на скорую руку в подворотне. Пока малыш в доме малюток.

5. Это было хорошее летнее утро. Медсестра спешила на пересменку, но недалеко от больницы увидела машину: в открытую дверь заднего сидения стояла молодая девушка лет 17 и громко кричала «давай!». Ситуация более чем странная, а в 6 утра и подавно. С коллегой, врачом неврологом, что попался по пути с остановки, решили подойти ближе. Пришли в шок.
На заднем сидении рожает 16 летняя девчонка. Роженицу сразу в больницу, успели, помогли. Здоровый мальчик. Отказник. Как оказалось, живет эта девушка тут с бабушкой, родители в другом городе, только вот со своим парнем молодым не усмотрели. Скрывала как могла, в роддом идти боялась, так как нет 18 и родным сообщат. От бабушки скрывалась по подругам, колледж толком не посещала. Ребёнка собиралась сразу в эту детскую больницу и отдать, подкинуть. Врачи сказали, что успели впритык. Но все же бабушке пришлось сообщить.

Проходит неделя. Конечно мамы молодой уже давно нет, малыша готовят в дом малютки. А тут вдруг бабушка приходит. Оформляет опекунство и забирает себе на воспитание. Мальчику уже 13 лет.

6. Поступила женщина в отделение с ребёнком, у которого диагностировали синдром Дауна. Муж закатил истерику, сказал, чтоб отказывалась, иначе не пустит на порог. Родственников нет. Как отдать ребёнка? Та плачет навзрыд, что молоко вот-вот покажет фигу, сёстры ее перевели в палату к другой мамочке, с таким же ребёнком. Только та не плачет, та красиво одевает малыша, говорит как его любит, поёт колыбельные и не нарадуется на своё счастье. Героиня истории, насмотревшись на неё, ребёнка решает оставить.

Медсестры все скинулись ей на нужные вещи и лекарства, так как муж ее лишил денег и бросил. Сейчас у неё все хорошо, растит своего малыша как обычного. Ему уже три года.

7. Все дети очень чувствуют свою маму, а когда ее нет - ощущают это вдвойне. Отказные малыши, которые груднички постарше, научились укачивать себя сами. Неловкое и немного неправильное, но всё же объятия самих себя за ручки и звук «аааа-а, аааа-а» такой протяжный, как баюканье. Зрелище до слёз. Хочется всех забрать к себе и подарить ласку.

Работа эта тяжёлая, сложная, я несколько раз за жизнь видела свою мать бледнее мела: чуть не умер, попал в реанимацию, стало хуже. Она из тех, кто бежал по лестнице на 2 этажа вверх с младенцем на руках, по пути вдыхая в его ротик воздух. Она из тех, кто переживал за малыша и до сих пор помнит каждого, кто прошёл через её смену дольше недели. Она из тех, кого осталось не так много, кто любит бесконечно даже чужих детей.
Сейчас уже пенсия, заслуженный отдых, внучку любит до невозможности. Я ей доверяю больше, чем педиатрам в поликлинике, потому что у неё огромный опыт работы и знания, которых у многих молодых сейчас нет.
Но, увы, в ее глазах я такая же очередная молодая мамочка, которая тоже может задавать глупые вопросы и бесить медика своим незнанием, ну как и все. Статус дочери не спасает, так что по шапке прилетает регулярно

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх