Странные игры времени

Мне дважды пришлось пережить не возвращение в прошлое, а, скорее, странное с ним соприкосновение. Почему-то прихотливой судьбе угодно было выбрать 1988 год.

Первый случай произошел со мной в июне 2006 года. Мы с пятилетним сынишкой частенько ходили гулять на детскую площадку возле соседнего дома.

Дорога к ней пролегала мимо нескольких магазинов - продуктового, обувного и цветочного. Часто около магазинов разбивали свои лотки торговцы всяческой мелочевкой - батарейками, кухонной утварью, вязаными изделиями и так далее.

Вот и в этот раз на площадке стояли две лоточницы. Одна торговала батарейками, вторая какой-то одеждой. Когда я подошла, продавщица одежды обратилась ко мне с просьбой:

- Вы не посторожите мой товар, пока я схожу за мороженым? Всего пять минут!

Спешить мне было особо некуда, и я согласилась. И от нечего делать стала разглядывать товар. На столике лежали самые обычные кофточки. Но рядом со столиком стоял большой ящик - деревянный, лакированный, с откидной крышкой. Там лежали еще какие-то вещи. Не удержавшись, я запустила туда руку и вытянула темно-синее платье с вырезом на спине, отделанным золотой сеточкой. Удивительно, но оно было из того материала, который носила еще моя мама во времена ее молодости, из кримплена!

Я стала перебирать товар в ящике - надо же, черный пиджак, украшенный золотыми цепочками, с огромными подплечниками - тоже по моде 1980-х! Интересно, откуда у этой тетеньки такие вещи? Между тем подошла и она сама:

- Спасибо вам большое! Кстати, не хотите ли что-нибудь купить? У меня любая вещь - 100 рублей!

 

- А что это за вещи, откуда они?

- Это мы со склада распродаем, - ответила продавщица.

Странно, я не брала денег на прогулку, но когда сунула руку в карман, в нем обнаружилось ровно 100 рублей. Знак судьбы, видать. Раз уж так получилось, я опять заглянула в ящик и выудила оттуда желтого цвета шифоновый костюм с полосатым воротником - опять же по моде 1980-х.

- И это тоже всего 100 рублей? -удивилась я, прекрасно зная, сколько стоит натуральный шифон.

- Да, да, берите скорее! - вдруг заторопилась торговка.

Взяв замечательный костюм (в конце концов, подплечники можно и отпороть), я поспешила на детскую площадку. Пока сын исследовал песочницу, я решила достать и рассмотреть свою покупку. Костюм оказался американским. Год изготовления - 1988. Этикетка была слегка мятой, сам же костюм казался совершенно новеньким.

А тут на площадку подошли моя знакомая Соня со своей дочкой Ариадной. Девочка тоже полезла в песочницу, а Соня, увидев мою покупку, затараторила:

- Ох, какой костюмчик себе оторвала! Настоящий шифон, а выделка какая! Это же Америка, вот это да! И дорого он стоил?

- Всего сто рублей. У цветочного магазина тетка стоит, продает товары с какого-то склада. Все по сотне.

- Тю, да не может быть! - Соня аж подскочила. - Всего сто рублей за «штатовский» шифон? А ты не видела, там еще такой же остался?

 

- Мне кажется, да...

- Ты посиди с Ариадной, я мигом! - сказала Соня и понеслась к цветочному магазину. Вернулась она оттуда очень быстро, совершенно расстроенная.

- Пошутила надо мной, да? - спросила она. - Нет там никакой тетки с вещами!

- Ну, значит, ушла она уже. Помню, что она меня торопила.

- Да не было ее там вообще! - в раздражении бросила Соня. - Я спросила всех, и никто не видел на площадке тетку с товаром.

- Так я что же, вру тебе, по-твоему? - возмутилась уже я. - Я была там десять минут назад, откуда костюм-то?

- Не знаю, нет там никого! - отрезала Соня и обиженно отвернулась от меня.

Это было уже совсем странно, и я, взяв сына, сама отправилась к магазину. От тетки и ее товара, как и говорила Соня, и впрямь следа не осталось. Я подошла ко второй лоточнице.

- Скажите, вы видели тут женщину с товаром? У нее была коробка такая деревянная?

- Нет, сегодня с утра я тут одна торгую!

 

Тогда я отправилась в цветочный магазин, на ступеньках которого прямо напротив исчезнувшей лоточницы торговали рассадой двое мужчин.

- Скажите, вы не видели здесь женщину с коробкой, которая стояла напротив вас?

Подумав, мужики ответили:

- Но женщина с коробкой была здесь вчера!

-Да нет же, сегодня, минут 15 назад?

- Не было здесь никого!

Совершенно обалдев от происходящего, я обратилась к сыну:

- Сынок, но мы же с тобой недавно тут тетю видели, которая мороженое покупала. Потом я у нее костюм взяла. Ты эту тетю видел?

- Да, мама, я заметил, что она купила мороженое в вафельном стаканчике, совсем невкусное! - ответил мне малыш.

На этом дело и закончилось. Надо ли говорить, что женщину эту никто и никогда больше не видел, а костюмчик из шифона датировки 1988 года поселился в моем летнем гардеробе?

 

Отдых на Селигере

Второй случай произошел год и месяц спустя после первого, следующим летом, когда нас с семьей занесло в дом отдыха на Селигер. Надо сказать, что он был закрыт на ремонт еще давным-давно и тем летом открылся после многолетнего перерыва.

Нас поселили в маленький каркасно-щитовой домик. Там стояли три кровати, два стула и тумбочка - полный минимализм, скудная обстановка, даже туалет оказался во дворе. Раз уж приехали, делать нечего, стали располагаться. Вечером от озера к нам поднялся сырой туман. Из центрального корпуса сквозь вязкую пелену донеслась музыка группы «Мираж». Бог ты мой, сто лет уже я не слышала этого: «Музыка нас связала, тайною нашей стала, всем уговорам твержу я в ответ: нас не разлучат, нет!».

- Как будто 1980-е годы! - пошутил муж, и тут к нам в дверь постучали.

- Белье принесла! - радостно сообщила румяная горничная. - Вот, совсем новенькое, вы этикетки сами оторвите, ладно?

Взяв из ее рук три новеньких хрустящих комплекта (для меня - розовое, для мужа - голубое, для сына - зеленое), я машинально оторвала этикетки и недоуменно на них уставилась.

- Но... тут дата стоит, 1988 год!

- Ну и что? - совершенно не удивился муж. - Они же закрывались на ремонт, а белье, видимо, закупили до этого и еще не использовали.

- Но ты посмотри, белье совершенно новое, хрустящее, бумага на этикетках только отпечатана, даже пачкает пальцы краской. Разве может белье, пролежавшее на складе 20 лет, хрустеть, как новое?

Белье мы расстелили, и в этот момент «Мираж» сменился на Барыкина - «Я буду долго гнать велосипед, в глухих лугах его остановлю: нарву цветов и подарю букет той девушке, которую люблю!»

- Вот видишь, у них и записи старые, и белье, - рассмеялся муж, - Мы точно вернулись в прошлое.

 

Тут я вспомнила, что обещала, как только мы устроимся, позвонить маме в Москву. Набрав номер ее мобильника, я услышала голос:

- Набранный вами номер не существует!

Удивленная, я еще раз набрала мамин номер - тот же ответ. Тогда я решила позвонить на домашний телефон. Трубку сняла незнакомая женщина и на мой вопрос ответила, что «такие здесь не живут». Я перезвонила еще раз, уточнила номер и получила тот же ответ: номер тот самый, но моя мама там не живет. Тут муж спросил меня:

- Что у тебя с волосами?

Я схватилась рукой за голову, и - о ужас! - передняя прядь оказалась короче остальных и приподнялась надо лбом. Это была та самая дурацкая челка, которую я себе отрезала, переведясь из одного института в другой. Челка мне, помнится, не шла абсолютно, и больше я ни разу таких экспериментов над собой не ставила.

Я бросилась к зеркальцу на стене. Передняя прядь точно короче остальных - это же отрастающая челка! Но и само лицо тоже изменилось. Стало свежее, моложе! Я обернулась к мужу:

- Мне кажется, ты прав: мы точно оказались в 1988 году. Музыка оттуда, белье оттуда, телефоны не соединяют, в нашу нынешнюю квартиру мы еще не въехали, а на голове сама собой появилась челка...

- Ну а я и наш сын?

И тут действительно было о чем задуматься: если сейчас вновь 1988 год, то я еще не замужем, и у меня нет сына! Между тем, муж и сын определенно наличествовали, и этот контраргумент столь успешно опровергал «квантовый скачок», что, успокоенная, я улеглась спать.

Первое, что я сделала наутро, - схватилась за волосы. Челки не оказалось. Я взяла мобильник и через несколько секунд с облегчением услышала взволнованный мамин голос:

- У вас там все нормально? Я вчера пыталась дозвониться вам, и мне сообщалось, что набранные номера не существуют!

-Да, у нас все в порядке, мы просто... провалились во временную дыру!

Я до сих пор не могу объяснить ни первый, ни второй случаи.

София ПАВЛОВА, г. Москва

 

Источник ➝

История раба, сумевшего стать генералом и императором

Раб, ставший генералом, а потом и президентом Гаити Фостен-Эли Сулук с большим фанатизмом относился к Европе, а его кумиром являлся Наполеон Бонапарт. Он мечтал превратить Гаити в великую империю, но всего его походы обернулись провалом. Вот только подданные Сулука об этом ничего не знали. История раба, сумевшего стать генералом и императором

Восхождение звезды Фостена

Что такое мир на Гаити не знали долгое время. Поначалу остров никак не могли поделить между собой многочисленные племена индейцев. Кровопролитные войны шли на протяжении нескольких столетий и, по сути, ничем не завершились, каждое племя продолжило контролировать определенный участок территории.

Потом на Гаити объявились европейцы. Противостояние вышло на другой уровень. Индейцы с их примитивным оружием оказались не способными противостоять огню и металлу французов. В итоге, аборигены за короткий срок были истреблены, а белокожие победители столкнулись с внезапной проблемой – у них не было рабов. Но с ней европейцы справились быстро, наладив поставки невольников из Африки. Буквально за несколько лет на острове поселилось около миллионов темнокожих людей. Так уж повелось, что хозяева не воспринимали рабов как людей, они являлись для них просто живой собственностью. Невольники жили в жутких условиях, где каждый день запросто мог стать последним. Естественно, они были недовольны своей участью и часто поднимали восстания. На первых порах европейцам удавалось справиться с бунтующими невольниками, гасить локальные вспышки получалось довольно легко. Но год от года число мятежей только росло и у белокожих хозяев просто перестало хватать физических ресурсов для подавления восстаний. И в конце восемнадцатого века рабы победили. Они жестоко отомстили своим бывшим хозяевам за все годы унижений и притеснений, а затем объявили о создании на острове независимого государства. Правда, случилось это уже в начале девятнадцатого столетия, а именно, в 1804 году. Казалось бы, теперь на Гаити воцарятся мир и спокойствие, но нет. Новый враг появился в лице мулатов. Они не захотели мириться с темнокожими победителями и стали требовать равноправия, а заодно и земли. Массовые столкновения быстро переросли в настоящую Гражданскую войну. Огонь вспыхнул на острове с новой силой. За всеми этими ужасами наблюдали жители колонии Санто-Доминго, которые формально подчинялись Испании. Но волна мятежей докатилась и до них. И в 1844 году Санто-Доминго «эволюционировал» в независимую Доминиканскую республику, а Гаити продолжил полыхать. Именно в это время на сцене появился человек, которому было суждено сыграть одну из главных ролей в жизни острова. И звали его Фостен-Эли Сулук. Известно, что Сулук, появившийся на свет в 1782 году, происходил из семьи рабов. И казалось, что его судьба была предрешена. Но революция на Гаити предоставила ему шанс изменить судьбу. История раба, сумевшего стать генералом и императором Фостен-Эли начал карьеру с самых низов, постепенно поднимаясь все выше и выше. Когда власть перешла к президенту Жану-Батисту Рише, Сулук получил должность Верховного главнокомандующего президентской гвардии, став генерал-лейтенантом. Фостен вел себя как и подобает человеку, на долю которого выпал головокружительный успех, то есть, стал считать себя «особенным». Высокомерия и надменности у него хватило было на целую армию, однако окружение лишь смеялось над главнокомандующим. Многочисленные чиновники считали его глупым и пустым человеком, который так высоко поднялся только из-за личной симпатии Рише. В 1847 году Жан-Батист внезапно умер. Это событие было настолько неожиданным, что по острову поползли слухи о том, что президента кто-то убил. Так это или нет – до сих пор неизвестно. Зато известно, что на Гаити вновь начали закипать страсти. Многострадальный остров готовился в очередной раз погрузиться в пучину кровопролития. От чиновников требовалось принять такое решение, которое бы удовлетворило все стороны нарастающего конфликта. И они захотели назначить новым президентом… Фостена-Эли. Дело в том, что местная элита видела в нем идеальную марионетку, через которую, по их мнению, можно было лоббировать свои интересы. Сулук, естественно, ни о чем не подозревал. Он был уверен, что достиг Эвереста только за счет своего природного гения. Сулук стал президентом Гаити в начале марта 1847 года в возрасте шестидесяти пяти лет.

Император и великий завоеватель

Фостен оказался не так глуп, как о нем думали. Хотя по началу он всеми силами доказывал верность элите и честно играл роль марионетки. Министры и прочие чиновники не видели в нем угрозы, а потому перестали контролировать президента. Этим Сулук и воспользовался, создав личную армию. Личная армия представляла собой кучку наемников, которые за деньги были готовы на все. Их-то Фостен-Эли и натравил на представителей элиты. Когда с политическими противниками было покончено, машина репрессий прокатилась по народу. Сильнее всех досталось мулатам, ведь основная масса элиты принадлежала к их числу. История раба, сумевшего стать генералом и императором В 1848 году армия Сулука ураганом пронеслась по городу Порт-о-Пренс. Главный удар пришелся опять-таки на мулатов. Их ограбили, наиболее влиятельных убили. Фостен максимально укрепил свою власть. И после этого неожиданно осознал, что должность президента он уже перерос. В 1849 году Сулук официально объявил себя первым императором Гаити, став Фостеном I. Ни министры, ни народ этот поступок, естественно, не одобрили, ведь не для этого они пролили столько крови в войне с французами, но было уже поздно. В августе того же года Сулук стал монархом официально. Поскольку на Гаити была беда с драгоценными металлами и камнями, корону пришлось по-быстрому изготовить из позолоченного картона. Первой императрицей острова стала Аделина Левек, которая до головокружительного взлета своего мужа продавала рыбу на рыке. Спустя несколько лет Фостен подумал, что неплохо было бы повторить церемонию коронации. Сказано-сделано. Только теперь она точь-в-точь повторила коронацию Бонапарта. Выбор в пользу французского монарха был сделан не случайно, Сулук являлся его ярым поклонником. Да и короной монарх на сей раз обзавелся настоящей, сделанной из золота и усыпанной драгоценными камнями. Ее вместе со скипетром и державой доставили из Парижа. Нарядившись в одежды Наполеона и Жозефины, Фостен и Аделина во второй раз объявили себя монархами. В повседневной жизни Фостен всеми силами старался подражать европейцам. На Гаити появилась королевская свита, дворянское сословие. Титулы раздавал лично Сулук, только он решал кому стать представителем новой элиты, а кому нет. При этом фамилии давались в соответствии с выделенной дворянину плантацией. Поэтому на Гаити жил герцоги Лимонад и Мармелад (первый владел плантацией с лимонами, второй занимался производством варенья). Наигравшись с дворянами, Фостен обратил свой взор на военных. Новую форму привезли из Марселя, но монарху показалось, что она являлась слишком простой. И он решил добавить штрих, а именно: меховые шапки, как у англичан. Даже отсутствие шкур не остановило Сулука, их он закупал в России. Венцом циркового представления стал Орден Святого Фостена – высшая награда на Гаити. Не забыл новый Наполеон навести порядок в религии. При нем начался рассвет культа вуду. Монарх всячески его поддерживал, а все остальные религии на острове были запрещены. Вообще, Сулук очень трепетно относился к черной магии. Поэтому в его свите было несколько колдунов, которым он безоговорочно доверял. По их совету Фостен напал на соседа – Доминиканскую республику. Попытка захвата с треском провалилась. Но Сулук приказал объявить о триумфальной победе, в честь которой на острове было возведено несколько монументов. История раба, сумевшего стать генералом и императором Генерал Жеффрар./Фото: https://topwar.ru Затем Фостен объявил войну США из-за острова Навасса, на котором обнаружились большие залежи гуано. Американская власть лишь посмеялась и просто выкупила остров у монарха. Проливать ненужную кровь грозные соседи не стали.

Судьба монарха

В 1858 году грянул гром. На Гаити началось массовое восстание, которое возглавил мулат Фабр Жеффар. Он являлся генералом, поэтому основной костяк бунтовщиков состоял из солдат. На сторону Жеффара переметнулись и почти все личные воины Фостена. У Сулука не оставалось выбора, кроме как сбежать. Он отрекся от короны и вместе с семьей оправился в ссылку на Ямайку. Этот остров стал для него аналогом острова Святой Елены для Наполеона. Фостен себе не изменил и детально повторил судьбу кумира. Сулук мечтал, что однажды торжественно вернется на Гаити и свергнет власть коварного (по его мнению) Жеффара. Из этого плана сбылось только одно: Фостен действительно вернулся, но отвоевать трон у него не получилось, поскольку найти союзников черный Наполеон так и не смог. Первого монарха Гаити не стало в 1867 году. История раба, сумевшего стать генералом и императором Интересный факт: во Франции Фостен I был довольно популярен. Он то и дело становился героем всевозможных карикатурных зарисовок. От него пострадал даже Наполеон III, которого прозвали Сулук, ведь он, как и его темнокожий коллега, не захотел быть президентом и объявил себя монархом.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх