Черный инопланетный шар во Вьетнаме и советские инженеры

Эта история была опубликована в журнале "НЛО" в  2004 году и с тех пор больше нигде не появлялась, так что это вполне может быть просто выдумкой ее автора - некоего Соломона Нафферта. Однако история тем ни менее очень любопытная.

Летом 1968 года в северовьетнамской провинции Лаптхать близ деревни Доннян работала группа советских специалистов, изучавших возможность строительства гидроэлектростанции на территории братской страны. Стратегических целей и крупных поселении поблизости не было, и потому американские самолеты появлялись в небе достаточно редко, о чем никто не жалел.

В ночь с 12 на 13 августа гидрологов разбудил низкий, тяжелый гул, шедший с небес. Решив, что это "летающая крепость" -  стратегический американский бомбардировщик "В-52", люди выбежали из палаток и увидели, как по черному, затянутому тучами небу плывет странный объект Более всего он напоминал граненый алмаз, испускающий зеленовато-голубой свет.

Ромбовидный НЛО, иллюстративное изображение

Спустя несколько мгновений к объекту откуда-то с земли устремилась огненная комета. После того, как она вошла в контакт с объектом, ярчайшая вспышка ослепила всех, а следом мощная ударная волна повалила гидрологов наземь, сорвала палатки и разметала оборудование.

Серьезных повреждений, к счастью, никто не получил, но взрыв (если это был взрыв) произвел впечатление колоссальное. Подумали даже, что был использован ядерный заряд малой мощности. В течение нескольких часов ни радиостанция, ни "Спидола" не принимали ничего, кроме треска статических помех.

 

Утром инженерам удалось связаться с центральной базой и сообщить о происшествии. Там обещали передать информацию в соответствующие инстанции. Восстановив в лагере порядок, люди пошли в деревню Доннян, что находилась в пяти километрах от лагеря. Странно, но там никаких разрушений не было, а жители считали, что ночью рядом случилась гроза, и только.

Спустя два дня в полукилометре от лагеря обнаружили ушедший в землю до половины черный шар диаметром около трех метров. Поверхность шара была совершенно черной, падавший на нее свет не отражался от поверхности. К тому же шар не отбрасывал тени: лучи низкого вечернего солнца огибали странный объект, падая на высокую траву за ним!

На ощупь находка казалась прохладной и немного скользкой, словно облитая мыльной водой. Нож лучшей уральской стали не смог оставить на черной поверхности даже самой маленькой царапины.

Специалисты снова связались с центральной базой и подробно рассказали о находке. Довольно быстро получили ответ: отставив все дела, организовать скрытую охрану вокруг объекта и ждать, когда за ним приедет специальная группа. Особо предупредили, чтобы к шару или ближе чем на двадцать метров никто не подходил и чтобы никто в коем случае не пытался его вскрыть, повредить и вообще касаться.

Распоряжение, разумеется, неукоснительно выполнили: вся группа (пять человек) расположилась за двадцать метров от шара. Ожидая, гадали, что бы это могло быть? Новейшая военная разработка? Спускаемый космический аппарат? Советский? Американский? Или какой-нибудь третьей стороны?

Наступившая ночь сделала охрану объекта бессмысленным - в темноте шар разглядеть было невозможно, но приказ есть приказ. Собравшись в одном месте у низенького, почти незаметного костра, они стали отдыхать.

Гостей не ждали: после захода солнца деревенские жители не покидали домов, а посторонних, праздношатающихся по джунглям в социалистическом Вьетнаме быть просто не могло.

Невидимый и бесшумный шар тем не менее давал о себе знать. Все постоянно оглядывались, смотрели во тьму и не могли отделаться от чувства, что за ними наблюдает нечто чужое и недоброе. Подобное часто бывает ночью в лесу, будь то российская дубрава, сибирская тайга или вьетнамские джунгли: настороженный организм подает сигналы тревоги безотчетно, вне связи с реальной опасностью. Так, по крайней мере, убеждали себя гидрологи.

Один из специалистов, Борис Иванов, позже записал в своем дневнике:

 

"Пламя костра освещало крохотный круг, погружая все остальное во тьму кромешную, непроглядную. Огонь был нужен - не ради тепла, конечно. Во вьетнамских джунглях водится всякое зверье, а огонь хоть и не является совершенной защитой, однако отпугивает большинство из них.

Карабины лежали рядом, у всякого свой - как людям мирным автоматы нам не полагались, да и ни к чему - в цель охотничью карабин стреляет куда точнее. Пять взрослых, видавших виды мужиков, исходивших и тундру, и тайгу, каждый вооружен, казалось бы, чего бояться?

Но мы боялись. К тому же из-за находки пропадало время: неизвестно было, когда придет специальный отряд. План изысканий, и без того напряженный, ставился под угрозу, а выполнить его было необходимо до начала сезона дождей.

Когда Вячеслав Г. поднялся и пошел в заросли, мы внимания не обратили, думали, причина тому самая прозаическая. Когда он не вернулся через пять минут, начали нарочито шутить, через десять окликнули в голос, но Вячеслав не возвращался.

Освещая местность электрическими фонарями, мы прошли два десятка шагов вслед Вячеславу, в направлении шара, но ничего не нашли. Углубляться же в заросли не решились, объясняя это бессмысленностью поисков всей гурьбой.

Разделяться же по одному было просто неразумно: если во тьме существовала опасность, то подобное разделение могло cтоить жизни нам всем. К тому же оставалась надежда, что у Вячеслава просто не вовремя проснулась страсть к розыгрышам. Из нас пятерых он был самым молодым и неугомонным.

Мы вернулись к костру, подбросили дров, сырые, они горели скверно, дым выгонял слезы. Или не дым? Спустя час Петр К. молча поднялся и пошел в заросли точно так же, как до него шел Вячеслав. Двигался он неловко, покачиваясь, будто в полусне. Мы окликнули его, но тихо, вполголоса, нас вдруг охватила безотчетная тревога, появилась нерешительность.

Петр не вернулся. На этот раз мы не искали пропавшего, а просто сидели и ждали. Всеми овладело чувство обреченности. Еще через два часа к шару пошел Владимир М. Было видно, что он сопротивляется изо всех сил, но его влекло что-то, чему он противостоять не мог.

Мы остались вдвоем с Сергеем Т., оцепеневшие от нарастающего ужаса Мы не пытались уйти, найти путь к спасению, все мыс ли были - кто следующий? Глядя на то, как вдруг исказилось лицо Сергея, я понял: нечто выбрало его. Он встал, как безвольная марионетка, и на негнущихся ногах поплелся во тьму.

Оцепенение на минуту от пустило меня. Не настолько, чтобы я мог бежать, но достало сил взять карабин. Я выстрелил себе в ногу и от боли потерял сознание. Возможно, это меня и спасло. Спецотряд прибыл утром. Меня нашли у погасшего костра, потерявшего много крови, но живого. Шар исчез. С ним исчезли и мои товарищи".

Борис Иванов был уверен, что их группа натолкнулась на зонд пришельцев, возможно, сбитый силами ПВО Вьетнама. Вероятно, зонд сумел самовосстановиться и покинуть пределы Земли. Стали гидрологи объектом его эксперимента, коллекционирования или просто пришельцы были голодны? Об этом Борис Иванов предпочитает не думать.

 

Источник ➝

История раба, сумевшего стать генералом и императором

Раб, ставший генералом, а потом и президентом Гаити Фостен-Эли Сулук с большим фанатизмом относился к Европе, а его кумиром являлся Наполеон Бонапарт. Он мечтал превратить Гаити в великую империю, но всего его походы обернулись провалом. Вот только подданные Сулука об этом ничего не знали. История раба, сумевшего стать генералом и императором

Восхождение звезды Фостена

Что такое мир на Гаити не знали долгое время. Поначалу остров никак не могли поделить между собой многочисленные племена индейцев. Кровопролитные войны шли на протяжении нескольких столетий и, по сути, ничем не завершились, каждое племя продолжило контролировать определенный участок территории.

Потом на Гаити объявились европейцы. Противостояние вышло на другой уровень. Индейцы с их примитивным оружием оказались не способными противостоять огню и металлу французов. В итоге, аборигены за короткий срок были истреблены, а белокожие победители столкнулись с внезапной проблемой – у них не было рабов. Но с ней европейцы справились быстро, наладив поставки невольников из Африки. Буквально за несколько лет на острове поселилось около миллионов темнокожих людей. Так уж повелось, что хозяева не воспринимали рабов как людей, они являлись для них просто живой собственностью. Невольники жили в жутких условиях, где каждый день запросто мог стать последним. Естественно, они были недовольны своей участью и часто поднимали восстания. На первых порах европейцам удавалось справиться с бунтующими невольниками, гасить локальные вспышки получалось довольно легко. Но год от года число мятежей только росло и у белокожих хозяев просто перестало хватать физических ресурсов для подавления восстаний. И в конце восемнадцатого века рабы победили. Они жестоко отомстили своим бывшим хозяевам за все годы унижений и притеснений, а затем объявили о создании на острове независимого государства. Правда, случилось это уже в начале девятнадцатого столетия, а именно, в 1804 году. Казалось бы, теперь на Гаити воцарятся мир и спокойствие, но нет. Новый враг появился в лице мулатов. Они не захотели мириться с темнокожими победителями и стали требовать равноправия, а заодно и земли. Массовые столкновения быстро переросли в настоящую Гражданскую войну. Огонь вспыхнул на острове с новой силой. За всеми этими ужасами наблюдали жители колонии Санто-Доминго, которые формально подчинялись Испании. Но волна мятежей докатилась и до них. И в 1844 году Санто-Доминго «эволюционировал» в независимую Доминиканскую республику, а Гаити продолжил полыхать. Именно в это время на сцене появился человек, которому было суждено сыграть одну из главных ролей в жизни острова. И звали его Фостен-Эли Сулук. Известно, что Сулук, появившийся на свет в 1782 году, происходил из семьи рабов. И казалось, что его судьба была предрешена. Но революция на Гаити предоставила ему шанс изменить судьбу. История раба, сумевшего стать генералом и императором Фостен-Эли начал карьеру с самых низов, постепенно поднимаясь все выше и выше. Когда власть перешла к президенту Жану-Батисту Рише, Сулук получил должность Верховного главнокомандующего президентской гвардии, став генерал-лейтенантом. Фостен вел себя как и подобает человеку, на долю которого выпал головокружительный успех, то есть, стал считать себя «особенным». Высокомерия и надменности у него хватило было на целую армию, однако окружение лишь смеялось над главнокомандующим. Многочисленные чиновники считали его глупым и пустым человеком, который так высоко поднялся только из-за личной симпатии Рише. В 1847 году Жан-Батист внезапно умер. Это событие было настолько неожиданным, что по острову поползли слухи о том, что президента кто-то убил. Так это или нет – до сих пор неизвестно. Зато известно, что на Гаити вновь начали закипать страсти. Многострадальный остров готовился в очередной раз погрузиться в пучину кровопролития. От чиновников требовалось принять такое решение, которое бы удовлетворило все стороны нарастающего конфликта. И они захотели назначить новым президентом… Фостена-Эли. Дело в том, что местная элита видела в нем идеальную марионетку, через которую, по их мнению, можно было лоббировать свои интересы. Сулук, естественно, ни о чем не подозревал. Он был уверен, что достиг Эвереста только за счет своего природного гения. Сулук стал президентом Гаити в начале марта 1847 года в возрасте шестидесяти пяти лет.

Император и великий завоеватель

Фостен оказался не так глуп, как о нем думали. Хотя по началу он всеми силами доказывал верность элите и честно играл роль марионетки. Министры и прочие чиновники не видели в нем угрозы, а потому перестали контролировать президента. Этим Сулук и воспользовался, создав личную армию. Личная армия представляла собой кучку наемников, которые за деньги были готовы на все. Их-то Фостен-Эли и натравил на представителей элиты. Когда с политическими противниками было покончено, машина репрессий прокатилась по народу. Сильнее всех досталось мулатам, ведь основная масса элиты принадлежала к их числу. История раба, сумевшего стать генералом и императором В 1848 году армия Сулука ураганом пронеслась по городу Порт-о-Пренс. Главный удар пришелся опять-таки на мулатов. Их ограбили, наиболее влиятельных убили. Фостен максимально укрепил свою власть. И после этого неожиданно осознал, что должность президента он уже перерос. В 1849 году Сулук официально объявил себя первым императором Гаити, став Фостеном I. Ни министры, ни народ этот поступок, естественно, не одобрили, ведь не для этого они пролили столько крови в войне с французами, но было уже поздно. В августе того же года Сулук стал монархом официально. Поскольку на Гаити была беда с драгоценными металлами и камнями, корону пришлось по-быстрому изготовить из позолоченного картона. Первой императрицей острова стала Аделина Левек, которая до головокружительного взлета своего мужа продавала рыбу на рыке. Спустя несколько лет Фостен подумал, что неплохо было бы повторить церемонию коронации. Сказано-сделано. Только теперь она точь-в-точь повторила коронацию Бонапарта. Выбор в пользу французского монарха был сделан не случайно, Сулук являлся его ярым поклонником. Да и короной монарх на сей раз обзавелся настоящей, сделанной из золота и усыпанной драгоценными камнями. Ее вместе со скипетром и державой доставили из Парижа. Нарядившись в одежды Наполеона и Жозефины, Фостен и Аделина во второй раз объявили себя монархами. В повседневной жизни Фостен всеми силами старался подражать европейцам. На Гаити появилась королевская свита, дворянское сословие. Титулы раздавал лично Сулук, только он решал кому стать представителем новой элиты, а кому нет. При этом фамилии давались в соответствии с выделенной дворянину плантацией. Поэтому на Гаити жил герцоги Лимонад и Мармелад (первый владел плантацией с лимонами, второй занимался производством варенья). Наигравшись с дворянами, Фостен обратил свой взор на военных. Новую форму привезли из Марселя, но монарху показалось, что она являлась слишком простой. И он решил добавить штрих, а именно: меховые шапки, как у англичан. Даже отсутствие шкур не остановило Сулука, их он закупал в России. Венцом циркового представления стал Орден Святого Фостена – высшая награда на Гаити. Не забыл новый Наполеон навести порядок в религии. При нем начался рассвет культа вуду. Монарх всячески его поддерживал, а все остальные религии на острове были запрещены. Вообще, Сулук очень трепетно относился к черной магии. Поэтому в его свите было несколько колдунов, которым он безоговорочно доверял. По их совету Фостен напал на соседа – Доминиканскую республику. Попытка захвата с треском провалилась. Но Сулук приказал объявить о триумфальной победе, в честь которой на острове было возведено несколько монументов. История раба, сумевшего стать генералом и императором Генерал Жеффрар./Фото: https://topwar.ru Затем Фостен объявил войну США из-за острова Навасса, на котором обнаружились большие залежи гуано. Американская власть лишь посмеялась и просто выкупила остров у монарха. Проливать ненужную кровь грозные соседи не стали.

Судьба монарха

В 1858 году грянул гром. На Гаити началось массовое восстание, которое возглавил мулат Фабр Жеффар. Он являлся генералом, поэтому основной костяк бунтовщиков состоял из солдат. На сторону Жеффара переметнулись и почти все личные воины Фостена. У Сулука не оставалось выбора, кроме как сбежать. Он отрекся от короны и вместе с семьей оправился в ссылку на Ямайку. Этот остров стал для него аналогом острова Святой Елены для Наполеона. Фостен себе не изменил и детально повторил судьбу кумира. Сулук мечтал, что однажды торжественно вернется на Гаити и свергнет власть коварного (по его мнению) Жеффара. Из этого плана сбылось только одно: Фостен действительно вернулся, но отвоевать трон у него не получилось, поскольку найти союзников черный Наполеон так и не смог. Первого монарха Гаити не стало в 1867 году. История раба, сумевшего стать генералом и императором Интересный факт: во Франции Фостен I был довольно популярен. Он то и дело становился героем всевозможных карикатурных зарисовок. От него пострадал даже Наполеон III, которого прозвали Сулук, ведь он, как и его темнокожий коллега, не захотел быть президентом и объявил себя монархом.

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх